Orgue de Barbarie


Tout le charme et la nostalgie de l'orgue de Barbarie (шарманка).























Те звуки свистят и поют
Нескладно-тоскливо-неловки...
Встают предо мною, встают
За рамой две светлых головки.

Над ними поверхность стекла
При месяце ярко-кристальна.
Одна так резво-весела,
Другая так томно-печальна.

И — старая песня!- с тоской
Мы прошлое нежно лелеем,
И жаль мне и той и другой,
И рад я сердечно обеим.

Меж них в промежутке видна
Еще голова молодая,-
И всё он хорош, как одна,
И всё он грустит, как другая.

Он предан навеки одной
И грусти терзаем приманкой...
Уйдешь ли ты, гаер седой,
С твоей неотвязной шарманкой?.. 

(Афанасий Фет)

Шарманка старая крутилась, катилось жизни колесо.
Я пил вино за вашу милость и за минувшее за все.
За то, что в прошлом не случилось на бранном поле помереть,
А что разбилось - то разбилось, зачем осколками звенеть?

Шарманщик был в пальто потертом, он где-то в музыке витал.
Моим ладоням, к вам простертым, значенья он не придавал.
Я вас любил, но клялся прошлым, а он шарманку обнимал,
Моим словам, земным и пошлым, с тоской рассеянной внимал.

Текла та песня как дорога, последних лет не торопя.
Все звуки были в ней от бога - ни жалкой нотки от себя.
Но падали слова убого, живую музыку губя:
Там было лишь одно от бога, все остальное - от себя.

(Булат Шалвович Окуджава,1979)